Бросили на произвол. Шахтер с COVID-19 о том, почему на руднике так много заболевших

Бросили на произвол. Шахтер с COVID-19 о том, почему на руднике так много заболевших

Здоровье

Из-за вспышки коронавируса на Корбалихинском руднике властям пришлось закрыть на карантин весь Змеиногорский район. По данным оперштаба, 143 сотрудника рудника с подтвержденным COVID-19 теперь проходят лечение в медучреждениях края. Тяжелой ситуации можно было избежать, но своевременные меры никто не принял, уверен один из шахтеров, который сейчас лечится от коронавируса в Змеиногорской ЦРБ. Он рассказал корреспонденту amic.ru Саше Соколову об условиях в стационаре, какие меры в шахтерском общежитии приняли после первого случая заболевания (спойлер: очень сомнительные) и почему сотрудники рудника намерены подавать на свое руководство в суд.

Работали, как и прежде

– Когда первого больного выявили (17 апреля, – прим. ред.), уже многие были на 100% уверены, что тоже заразились. Но до тех пор, пока нас не увезли, работали все в штатном режиме. Паники в общежитии никакой не было, но мы же не дураки: все вместе живем, как тут не заболеть? В общежитии общая столовая и общий душ. Да и на работе мы все постоянно пересекаемся. У меня никаких жалоб не было, да и сейчас нет: ни температуры, ни слабости. А тех, у кого самочувствие ухудшалось, просто отправляли домой, чтобы уже сами к врачу. На месте их никто не проверял.

Заизолировали холодильником

– Жили после первого заболевшего тоже как обычно. У нас в общежитии два крыла – старое и новое, которые соединены проходом. Так вот, заразившийся жил в другом корпусе. Я был на смене, поэтому не знаю, проводил ли кто-то в общежитии дезинфекцию или нет. Из тех “карантинных” мер, что я увидел – холодильник. Его поставили в проходе между корпусами, чтобы никто туда-сюда не ходил. Заизолировали, называется. 

22 апреля приехал Роспотребнадзор, взяли у нас анализы на коронавирус. Результаты пришли только 25-го, а до этого я все так же на работу ходил спокойно. Как только подтвердился COVID-19, меня и других посадили в два автобуса и с сопровождением полиции отвезли в больницу.

На руднике приняли “полумеры”

– Ребята всерьез подумывают подавать в суд на наше предприятие за то, что мы все заболели. Мы на вахту приехали 1 апреля, когда уже все знали про коронавирус. Я еще заранее звонил на рудник, спрашивал: а ехать ли вообще. Сказали: конечно, ехать. Работать надо. Мы ведь все из разных городов приезжаем, и перед сменой должны хоть какой-то карантин пройти. Но нет, нам только температуру померили и все – на работу.

Единственное – нам вообще запретили покидать территорию рудника. Мера вроде бы правильная. Но местные, кто живет в Змеиногорске, при этом спокойно заезжали и выезжали с территории. Было даже собрание с руководством, но нам сказали: “Мы вас вообще можем даже в мирное время никуда не выпускать. А на местных не смотрите даже. Они в подрядных организациях работают, и руководство у них другое”. Организации-то другие, а люди одни и те же, все равно вместе работаем. Какой тогда от карантина толк, если часть работников после смены идут домой, к семьям.

Мы и с предыдущей сменой пересеклись в общежитии. Контактировали, общались. Теперь мы в больнице, а они все поехали по своим городам. Маски и антисептики, кстати, появились на руднике только после 20 апреля, когда первый случай уже выявили.

“Медики в лыжных очках”

– Теперь вот все лежим в Змеиногорской ЦРБ. Считаю, что Змеиногорск вообще к коронавирусу оказался не готов. Никаких изолированных боксов. В палате нас лежит четыре человека. Можно спокойно выходить в коридор и гулять по отделению. 

Медработники ходят в защите, это да. Правда, не всегда в той, которая должна быть. Один вот к нам в лыжных очках заходит. Еда очень плохая, никто не наедается толком. С коллегами общаемся, которые в других больницах лежат: им и шоколад, и печенье, и фрукты приносят. А у нас только голый суп на обед и пюре. Фрукты, колбасу и другую нормальную еду за свой счет покупаем: знакомые через КПП передают.

Лечат только арбидолом, больше никаких лекарств не дают. Опять же, слышал, что должны для повышения иммунитета препараты давать: те, которые при ВИЧ назначают. Но у нас здесь ничего подобного. Ощущение, что нас бросили: кто поднимется на ноги, тот поднимется. Даже флюорографию нам никто не делал за все это время.

На 10-й день будут брать повторный анализ. А затем еще один. Если будут отрицательные – отпустят домой. Моя смена-то закончится уже к тому времени, поэтому на работу уже не поеду. Но предприятие будет работать, и новая смена, скорее всего, заедет. Оно и сейчас работает, куда оно денется-то.

Поделиться статьёй:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *