Избивали и морили голодом: соцсети рассказали о жизни приёмных детей из алтайского села

«Мы все в шоке»: что говорят об истязании приёмных детей в алтайской глубинке

Алтайский край

Хорошо учились, были опрятны и никогда не жаловались. Так в школе описывают мальчишек, сбежавших от приёмных родителей в Алтайском крае. По словам директора учебного учреждения, к любым ссадинам и даже мельчайшим синякам у детей, учитывая их статус, относились трепетно: спрашивали, не обижают ли их, но никаких жалоб никогда не было. Многодетная семья жила небогато, но на первый взгляд дружно. Потому для многих сельчан шоком стал побег подростков и их рассказы об издевательствах, побоях и голодовках. Село разделилось на два лагеря: одни считают происходящее детской местью за какую-то обиду, другие встали на сторону ребят и опубликовали эмоциональный (но анонимный) пост в соцсетях с призывом помочь и покарать. Прокуратура проводит проверку, а Следком успел возбудить уголовное дело.

Второго октября в небольшом селе Крутихинского района произошло ЧП: приёмные дети, воспитывающиеся в многодетной семье, сбежали и заявили о побоях и издевательствах. Вскоре в социальных сетях появился анонимный пост, автор которого утверждает, что четверых мальчишек опекуны использовали в качестве бесплатной рабочей силы. 

Второго октября, как утверждается в письме, детей избили в очередной раз, мальчишки не выдержали и сбежали. Автор поста утверждает, что жители села, увидев избитых детей, вызвали полицию. И им подростки рассказали о том, в каких условиях им приходилось жить. Также, по данным автора сообщения, проведённая экспертиза подтвердила избиение детей и их физическое истощение.

Видимых следов избиения у мальчиков не было, возражает председатель комитета по образованию Крутихинского района Вера Белоненко. По её словам, при осмотре детей присутствовал её помощник и каких-то синяков или ссадин не было видно. Белоненко дала понять, что не уверена в достоверности информации, изложенной в соцсетях: «То, что там пишут, – трудно сказать, что это может соответствовать действительности».

Со слов руководителя района, мальчики были успешны в учёбе, учителя отмечали их активность во внешкольной деятельности. В школу дети всегда приходили чистые и опрятные.

Удивила Веру Белоненко и информация, что дети голодали, а потому директор разрешил их усиленно кормить: «Вы давно были в школьной столовой? Там все садятся кто куда. Как можно заранее знать, куда сядет конкретный ребёнок, и готовить для него дополнительную усиленную порцию? Это невозможно. Единственное, если у поваров оставалась лишняя еда, а дети не наелись досыта, им можно было положить добавку. Но это касалось всех ребятишек, а не только конкретно этих», – сказала чиновница.

Историю с домашним насилием Белоненко также ставит под сомнение. По её мнению, если бы такие факты были, о них стало бы известно гораздо раньше. А вот ситуация с письмом в соцсети руководителя района очень настораживает.

По мнению Белоненко, одной из причин, толкнувших подростков на крайние меры, мог стать переходный возраст.

Не понимает причин произошедшего и директор сельской школы Татьяна Рязанова. «Если всё там в самом деле так, как описывается в соцсетях и говорит определённая группа лиц, то мы, получается, не увидели этого. Просто сидели и не вмешались – вот от этого у меня шоковое состояние», – сказала она корреспонденту amic.ru.

По словам педагога, по мальчишкам вовсе не было видно, что они «забитые» или «какие-то притесняемые» подростки. Это самые обычные дети, учились в средних классах, причём двое ребят – в одном классе, рассказывает директор.

Директор школы, а одновременно и классный руководитель у двух ребят из приёмной семьи, говорит, что все мальчишки хорошо учились: только на четвёрки и пятёрки. Кроме того, подростки активно участвовали во внеклассных мероприятиях, читали стихи, были незамкнутые, а, напротив, довольно общительные. Никогда не пропускали занятия без уважительной причины.

Татьяна Рязанова говорит, что представители школы дважды в год посещали семью мальчишек и контролировали их условия проживания. Супруги не возражали – всегда привечали и всё показывали. Дети вчетвером жили в одной комнате: там стояли две двухъярусные кровати, письменный стол и старенький телевизор.

На кухне – небольшой обеденный стол. У проверяющих даже возник вопрос: как за ним умещалась вся семья. В ответ родители сообщили, что едят по очереди. «Еды в доме, как мы видели, всегда было в достатке, жили они скромно, но всё было чисто и опрятно», – вспоминает директор.

Рязанова сообщила, что как и все дети из приёмных семей, ежегодно мальчики проходили диспансеризацию. И никакого истощения у ребят по результатам обследования не наблюдалось, подчёркивает директор. Хотя подростки действительно выглядели младше своего возраста: были ниже, чем положено по годам. Но тревоги это не вызывало, в том числе и у врачей. «Они маленькие, но без особой худобы», – сказала педагог.

Рязанова сообщила, что как и все дети из приёмных семей, ежегодно мальчики проходили диспансеризацию. И никакого истощения у ребят по результатам обследования не наблюдалось, подчёркивает директор. Хотя подростки действительно выглядели младше своего возраста: были ниже, чем положено по годам. Но тревоги это не вызывало, в том числе и у врачей. «Они маленькие, но без особой худобы», – сказала педагог.

Источник: Амител

Поделиться статьёй:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *