«Поставили два неправильных диагноза»: воспитатель детского сада умерла в новосибирском госпитале для зараженных коронавирусом

«Поставили два неправильных диагноза»: воспитатель детского сада умерла в новосибирском госпитале для зараженных коронавирусом

Новосибирская область Здоровье

Фото: Сиб.фм

Врачебная тайна

Людмила Капустина работала воспитателем в православном детском саду имени Сергия Радонежского. Ей было 72 года, сообщает Сиб.фм.

Людмила очень любила прогулки на свежем воздухе. Она регулярно ходила пешком от дома на улице Академической до Ботанического сада. После очередной прогулки 12 апреля женщина почувствовала себя плохо.

Как рассказывает её дочь, Лидия Глядельцева, её мама застудила ноги и у неё начался цистит. Лидия не могла приехать — у нее болели дети. Поэтому они с ней каждый день созванивались. 13 апреля у Людмилы температура поднялась до 37. Начала пить лекарства от цистита. Дочь ей посоветовала вызвать врача, но она сказала, что нет повода для беспокойства.

Дочь перезвонила ей на следующий день, 14 апреля. Людмила сказала, что цистит уже прошёл, но температура не спала, а поднялась. Когда стало понятно, что состояние не улучшается, решили вызвать врача на дом.

“Приехала девушка, поставила ей ОРВИ, выписала “Лизобакт” и ушла. Мама сказала, что у неё ещё болит поясница, но смотреть её никто не стал. С каждым днём температура продолжала повышаться — уже было 38,5.

Через день вызвали ещё одного врача. Мама ему тоже сказала, что болит поясница и живот. Врач только на основании этих слов поставил ей панкреатит”, — говорит Лидия.

На следующий день другая дочь Людмилы приехала к ней домой, купила все необходимые для лечения панкреатита лекарства. Ей также прописали антибиотики. Несмотря на это, температура только продолжала расти. Тогда родственники всерьёз забеспокоились.

“Я к ней сама приехала 19 апреля, на Пасху. Настояла на том, чтобы у неё взяли анализы дома, вызвала врачей. Приехала бригада, сделали общий анализ крови.

Ещё до результатов анализов к нам снова пришёл врач. Он даже не стал смотреть её, просто чирканул в тетрадке, что нужно принимать парацетамол. Сказал, что антибиотик так быстро не подействует, хотя она пила его уже третий день”, — говорит Лидия.

Результаты анализов показали, что уровень C-реактивного белка при норме меньше 5 оказался 94,2. Именно этот белок является маркером воспалительных процессов в организме. Лидия обратилась к тому же врачу, который поставил её матери панкреатит — он назначил ей срочную госпитализацию и уже новый диагноз. Он был связан с кишечным заболеванием.

“Звонила до 70 раз в день”

По словам Лидии, Людмилу госпитализировали в тот же день. Медики поставили ей предварительный диагноз — двусторонняя внебольничная пневмония. Женщину отвезли в больницу в Академгородке, но позже направили в городскую клиническую больницу №11, оборудованную под лечение заражённых коронавирусом.

В 11 больнице сестру Лидии сразу не пустили. У их матери забрали все вещи, сотовый, естественно, не отвечал. Чтобы узнать состояние матери, им дали 7 телефонов, но ни один из них не отвечал. Лидия звонила до 70 раз в день.

Затем она дозвонилась до приёмной главврача — там дали те же самые номера телефонов и заверили, что в ближайшее время на сайте больницы появится информация о правилах общения с родственниками.

“Я сайт проверяла каждый день, но никакой информации там так и не появилось. Звонила на горячую линию Минздрава, но там тоже не отвечали. Я всё-таки пыталась дозвониться по каждому телефону.

Тут мне помогла подруга — она через знакомых узнала, что моя мама лежит на шестом этаже больницы в состоянии средней степени тяжести без аппарата ИВЛ. Вроде даже от сердца отлегло, мы успокоились”, — продолжает Лидия.

По словам Лидии, на выходных она в больницу не звонила, но уже с понедельника возобновила попытки узнать точную информацию о состоянии матери. Отвечать перестал даже главврач, который был на связи. В итоге всё же удалось связаться с поликлиникой — там сказали, что с 14 до 16 часов можно приходить в приёмную и узнавать о состоянии родных. Касается это только тех, кого сам пациент указал в договоре при поступлении в больницу.

“Я приехала туда лично, потому что по телефону не сказали, кто был указан в документе. Меня приняла дежурная врач, сказала, что лежит моя мама уже не на шестом, а на пятом.

До отделения она так и не смогла дозвониться, поэтому сама пошла за лечащим врачом. Я его дождалась. Он сказал, что мамы не стало ещё 27 апреля. Сказал он мне об этом 29-го”, — вспоминает Лидия.

Лидия не понимает, почему ей двое суток никто не сообщал о смерти родного человека. Позже выяснилось, что те два диагноза — панкреатит и кишечная инфекция — не нашли подтверждения. Официальная причина смерти — поражения сердца и левожелудочная недостаточность. Коронавируса у неё не было.

Также в больнице сказали, что потеряли все личные вещи Людмилы. Паспорт и мобильный телефон бесследно пропали.

Поделиться статьёй:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *